Пн−Пт 11:00−20:00
Сб-Вс 11:00−18:00

Моя корзина Ваша корзина пуста
г. Москва, м.Кожуховская, ул. Петра Романова, д.7, офис 207

Взлет и падение "крестного отца" американского суперкросса

Поиск по статьям

Бренд
Тема
Тип товара
Длинный текст про давний загадочный криминальный эпизод с участием главного промоутера американского суперкросса, в котором фигурирует двойное убийство, раскрытое спустя 13 лет, и один из самых влиятельных людей в мотоспорте США.

Mike Goodwin.jpg

Майк Гудвин (Mike Goodwin) - человек, благодаря которому американский суперкросс в 70-80-х получил мощный толчок и смог взойти на новую высоту. Однажды он сказал: «Моя цель состоит в том, чтобы быть лучшим и жить две жизни сразу». Его мечта почти сбылась, но с заметным отличием - сейчас он отбывает два пожизненных срока, а не живет две жизни одновременно.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

В раннем детстве родители Майка Гудвина не могли предположить, что вырастет из их сына, и что он однажды будет обвинен в двойном убийстве. Не доучившись, он бросил колледж, чтобы устроиться на работу менеджера по продажам в Procter & Gamble, в которой долго не задержался. Вскоре он присоединился к небольшой фирме в Сан-Диего по организации концертов звезд шоу-бизнеса. Как вспоминал его коллега и друг Джон Брэдли, он был слишком дерзкий и агрессивный парень с взрывным характером, за что многие его не любили.

С другой стороны, не было никаких сомнений, что у Гудвина острый ум и неустанный энтузиазм. После того, как стало ясно, что он был лучшим промоутером, чем его боссы, он начал сам организовывать концерты, приглашая таких звезд, как Рэй Чарльз, Джимми Хендрикс, Бич Бойс и многих других. Его бизнес по организации концертов был напряженным и финансово нестабильным, да вдобавок приходилось общаться с алчными агентами и их звездами-наркоманами. Сам Гудвин как-то назвал его "травматическим опытом" и после заключительного тура рок-певицы Дженис Джоплин он решил, что с него достаточно. Майк купил потрепанный фургон и решил отдохнуть пару лет, путешествуя по Северной и Южной Америке с его тогдашней женой Дианой Сайдел.

2.jpg
Майк Гудвин на суперкроссе в Сан-Диего

Однажды Гудвин оказался в гостинице Белиза, где ему на глаза попался мотоциклетный журнал с рассказом о гонке Мэдисон Сквер Гарден на стадионе в Нью-Йорке, собравшей 17000 болельщиков. У Гудвина сразу родилась идея сделать мотоциклетное шоу на стадионе с удобными сиденьями, чистыми туалетами, хот-догами и холодным пивом. Он не был гонщиком, но ради развлечения катался на кроссовом мотоцикле и посещал несколько гонок по мотокроссу. Когда в 1972 году Гудвин вернулся в Штаты, он убедил менеджера Колизея в Лос-Анджелесе сдать ему в аренду стадион, где он хотел провести мотошоу под названием «Superbowl of Motocross». Конечно, Гудвин не был первым человеком, который провел гонку на мотоциклах на стадионе. Но именно он сделал из этих гонок великолепное шоу и чемпионат АМА Суперкросс, промоутером и обладателем прав на который он был до середины 80-х годов.

На этом шоу Гудвин начал делать деньги практически с первого дня. Он был промоутером гонок в Колизее Лос-Анжелеса, Анахайме, Сан Диего и других стадионах по всей стране. Но все же Анахайм был его большой дойной коровой, с каждым годом шоу становилось все масштабнее и зрелищнее. Гудвин когда-то сказал, что однажды заработал $ 600.000 за один день.

3.jpg

Очень скоро Гудвин уже был за рулем Clenet – дорогого авто ручной сборки в стиле ретро, но сделанного с применением современных технологий. Он купил гобелен 17-го века, антикварный бильярдный стол, скульптуру Фредерика Ремингтона и Роллс-Ройс, якобы когда-то принадлежавший принцессе Монако Грейс. Он путешествовал по всему миру, ездил в экспедиции, где охотился на крупную дичь. Чтобы разместить свои трофеи убитых животных и художественные работы, он построил на склоне холма в Лагуна-Бич трехэтажный дом из кедра и лепнины с видом на океан. У него был главный офис в центре Лагуна-Бич, и для ближайшего окружения небольшой офис в своем доме с 12 телефонными линиями. Для своих сотрудников он был настоящим тираном, большинство из его секретарей убегали в слезах после двух или трех дней работы, но Гудвина это нисколько не волновало.

В отличие от Гудвина, Микки Томпсон получил неплохое образование и был его полным антиподом. В 7 лет Микки построил свой первый автомобиль, используя двигатель от стиральной машины. Позднее, он гонялся на гоночных автомобилях, грузовиках, багги, лодках и летал на самолетах. На момент его смерти, он был владельцем или партнером 27 компаний, и получил свыше 100 патентов на свои изобретения. Его компании изготавливали высококачественные детали для гоночных автомобилей, низкопрофильные шины, которые впоследствии стали стандартом в Индианаполисе и многое другое. В то же время Микки был прирожденным переговорщиком и коммерсантом, характер у него был непростой, и многие его называли «агрессивным ирландцем». Но, как впоследствии отмечали его друзья, он был порядочным человеком. После того, как вы заключали с ним сделку, Микки держал свое слово.

И вот 1 апреля 1984 года настал тот день, про который говорят, что лучше бы его вообще не было, Томпсон и Гудвин подписали соглашение о слиянии и совместной организации соревнований. Но, к сожалению, их первая совместно организованная гонка в Индианаполисе летом 1984 года оказалась полностью убыточной, и они потеряли крупную сумму денег. Вторая гонка в Понтиак, штат Мичиган и вовсе не состоялась, потому как пропали деньги на ее организацию. Когда Томпсон сделал телеконференцию, в ходе которой обратился с вопросом к Гудвину, чтобы он прокомментировал ситуацию.

После этого их отношения быстро ухудшились. Противостояние продолжалось три года, состоялось 14 судебных процессов, которые в конечном итоге Томпсон выиграл, но так и не увидел денег от Гудвина. Разъяренный Гудвин был вне себя и много раз прилюдно обещал убить Томпсона, иск которого суд полностью удовлетворил и обязал выплатить приличную сумму, включая проценты и судебные издержки. Что важно, также Гудвин лишался прав на организацию суперкроссов.

Следует отметить, что Гудвин никогда не боялся судебных процессов, но только не в этот раз. Получалось, что Томпсон сделал его полным банкротом. Гудвин продолжал открыто угрожать своему бывшему партнеру с такой горячностью, что тот жил в страхе за свою жизнь. Но больше всего он беспокоился о безопасности своей 41-летней супруги. Томсон стал носить пуленепробиваемый жилет и всегда держал под рукой заряженный дробовик. Он также нанял охранника и попросил у местной полиции дополнительно несколько патрулей.

Хотя друзья Гудвина призвали его урегулировать конфликт, но он категорично отказался, сказав, что Томпсон выиграл только потому, что он «соврал» в суде. Он также отказался платить по иску, признав себя банкротом и сказал, что скорее он увидит Томпсона мертвым, чем заплатит ему десять центов. Когда Томпсон понял, что Гудвин не собирался платить, то с помощью судебных властей попытались забрать роскошный седан Mercedes 380 SEC у Гудвина. Но Гудвин и его жена Диана устроили такую истерику с угрозами и непристойными выражениями, что их пришлось арестовать. Машину, кстати, позже все равно забрали. Но Гудвин переключил свой гнев с властей снова на Микки Томпсона и прилюдно вновь обещал убить его.

Первый раз, когда Гудвин угрожал Томпсону, Микки не мог поверить, что это слышит. Он был внедорожным гонщиком, бизнесменом, промоутером, устанавливал скоростные рекорды, был приглашен в Белый дом к президенту Джону Ф. Кеннеди. За все это время никто и никогда не угрожал ему из-за коммерческой сделки. "Можете ли вы поверить этому?», - говорил своему другу Томпсон. «Этот парень угрожал убить меня, если я не отзову свой иск».

В 1987 году Гудвин подал в суд, чтобы Томпсон отказался от прав на проведение гонок в Анахайме, но в январе 1988 года судья вынес решение вновь в пользу Томпсона. В том же месяце Верховный суд Калифорнии отказался услышать обращение Гудвина, которому очень хотелось выйти из сложившейся ситуации с минимальным ущербом. Каждый раз, нанимая нового адвоката, он посылал Томпсону новое предложение, предлагая различные выгодные варианты, если тот заберет свой иск. Но адвокат Томпсона Фил Бартенетти не доверял Гудвину. «Майку казалось, что он самый умный», - говорил Бартенетти. Он считал себя персонажем из романа Тома Вульфа "Мастер Вселенной", хотя был обычным параноиком и очень жадным до денег человеком.

В начале 1988 года Гудвин направил ряд записок от своего последнего адвоката для урегулирования дела. «Мы были очень близки к решению этого конфликта», - позже говорил Фил Бартенетти. Но Гудвин хотел, чтобы мы отказались от $ 300.000, которые были на счетах компании Palm Desert, принадлежащей его жене. На что Томпсон ответил: «Ни в коем случае».

4.jpg
Микки Томсон с женой Труди

Спустя сорок восемь часов Томпсон и его жена были мертвы.

ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО

В 6 часов утра 16 марта 1988 года двое неизвестных чернокожих мужчин на велосипедах подъехали к дому Томпсона, который находился в «богатом» районе в Брэдбери в долине Сан-Габриэль, Калифорния. Жена Томпсона сидела в фургоне и ждала Микки, который пошел в дом. В тот же момент 9-мм пуля разбила лобовое стекло. Труди выпрыгнула и попыталась отползти в безопасное место, но тут из дома выбежал Томпсон с криком: «Не стреляйте в мою жену». И был сражен двумя пулями, которые попали в ногу и живот. Он был еще жив и видел, как один из нападавших сделал контрольный выстрел в голову Труди, после чего уже он сам получил выстрел в голову. Ему было 59 лет, а его жене 41.

5.jpg

Нападавшие скрылись с места происшествия на своих велосипедах, не взяв ни ценностей, ни деньгег. На Труди было одето драгоценностей на $70.000, а у Микки с собой было $4000 наличных. Нападавшие так никогда и не были идентифицированы или задержаны, но подозрение пало на Майка Гудвина. Через неделю после убийства, один детектив признал, что у них не было ничего, чтобы продвинуть следствие, за исключением того, что убийство было исполнено профессионалами. Томпсоны были убиты в ходе тщательно спланированной операции, у которой не было никакого грабежа или другого мотива. Несколько дней преступники наблюдали из бинокля за домом Томпсона и прекрасно знали его распорядок дня, и как можно лучше подъехать к дому.

Несмотря на интенсивное полицейское расследование, убийство Томпсона и его жены, оставалось нераскрытым больше 10 лет. За это время дело стало одним из самых известных в Америке и широко освещалось на телевидении и в СМИ. Прокуроры показали, что перед убийством Томпсонов Гудвин смог спрятать все свои активы, купил яхту «Believe» за $400.000 и со своей женой отплыл за пределы США.

Более 10 лет он жил на яхте в водах Карибского бассейна и в других местах. 

Это дело так бы и осталось нераскрытым, если бы не сестра Томпсона, мэр города Орэнж Кантри - Колин Кэмбелл, которая все эти годы собирала материалы, обличающие Гудвина. Незадолго до убийства брата у нее убили сына, и в итоге она смогла изобличить его убийц и довести дело до суда. Она продолжала оказывать давление на дело Гудвина и поклялась сделать все возможное в память о брате и его жене. Кэмпбелл предложила награду за помощь в раскрытии дела в $1.000.000 и выступила на телевизионных шоу «Реальные преступления» и «Неразгаданные тайны». 13 лет спустя ее усилия были вознаграждены, и набралось достаточно материалов, чтобы арестовать Гудвина.

OjVEtI5D6rY.jpg

АРЕСТ И ПРИГОВОР

Гудвин был арестован в 2001 году, когда он вернулся в США. Он сидел в тюрьме Лос-Анжелеса с момента ареста и до 2004 года. Дело было отменено и его освободили, но окружной прокурор Лос-Анджелеса сообщила, что получила новые доказательства и предъявила новые обвинения за несколько часов до выхода Гудвина из тюрьмы Орэнж Кантри. Он вновь был заключен под стражу, а в октябре 2006 года ему было предъявлено официальное обвинение за двойное убийство. Деньги по иску Томпсона он так никогда и не выплатил, и в настоящее время его долг составляет более $2.000.000.

lFY9j4Uy2ek.jpg

Наконец, 4 января 2007 года, после 18 лет расследования, 61 тома и 40000 страниц его дела, 1000 допросов и множества экспертиз, Гудвин был признан судом присяжных виновным и получил два пожизненных срока без возможности условно-досрочного освобождения. Гудвин продолжал заявлять о своей невиновности, говоря судье: «Я не могу извиниться, потому что я не виновен в этом преступлении».

Конечно, как и в любом уголовном деле, в деле Гудвина было несколько темных пятен и неточностей. Многие из его знакомых не верили в его причастность к убийству. Утверждение, что Майк приказал убить Микки Томпсона, чтобы не платить ему, они считали ошибочным по двум причинам. Во-первых, Майкл не мог легально заплатить ему, так как он был в банкротстве в течение 16 месяцев. Закон о банкротстве гласит, что только доверенное лицо может заплатить кредиторам. У Гудвина был такой человек, который держал на депозите сумму в размере $ 912.000 специально для оплаты долгов Томпсону и другим кредиторам (за три месяца до убийства) и сделал много запросов через доверенных лиц, чтобы оплатить долг Томпсону. Во-вторых, эти деньги были бы безотзывным в случае смерти Томпсона, так что Гудвин не получил бы ничего, и эти средства перешли бы к наследникам Томпсона, в частности к его сыну Денни.

МАЙК ГУДВИН В ТЮРЬМЕ

Государственная тюрьма High Desert в Сасенвилл (Калифорния) – это более 5000 самых опасных преступников в тюремной системе Калифорнии. Убийцы, насильники, грабители банков и педофилы являются «жителями» этой относительно новой тюрьмы, расположенной в 90 милях к северу от Рино, штат Невада, недалеко от шоссе 395.

ekzRM1rt2ig.jpg

Один из тюремных корпусов является домом для заключенного № B-147U – 71-летнего Майка Гудвина, который в 2007 году был признан виновным судом присяжных, как заказчик жестокого убийства легенды автоспорта и промоутера Микки Томпсона и его жены Труди. Номер B147U отбывает два пожизненных срока без возможности условно-досрочного освобождения. Гудвин, пожалуй, был одним из самых богатых и влиятельных людей в мотоспорте, прежде чем он попал в тюрьму за убийство. Недавно он вновь подал заявление на новое судебное рассмотрение.

7.jpg

На свидании в тюрьме High Desert: Том Уайт, Майк Гудвин, Брион Фарнсворт и Ларри Хаффман


Несколько лет назад его старые друзья – владелец музея Том Уайт, Брион Фарнсворт и комментатор Ларри Хаффман навестили Майка Гудвина в тюрьме в Сасенвилл. Вот что рассказал об этой поездке Том Уйат:
«Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Майк Гудвин появился. В 9 утра он в сопровождении охранников проследовал в центр для посетителей. Мое первое впечатление было, что он выглядел лучше, чем я ожидал, хотя и носил желтый жилет, который значит, что он амбулаторный больной. Гудвин ходит с тростью, хотя он не принес ее в центр для посетителей, у него отсутствует передний зуб усилиями другого заключенного, и он почти ослеп на один глаз. Майк очень обрадовался, увидев нас, он сказал, что мы были его первыми посетителями в течение года - только Ларри Хаффман, 97-летний отец Гудвина, и старый друг Джон Брэдли посещали его в течение четырех лет. Он попросил нас взяться за руки и присоединиться к нему в молитве. Он молился за всех нас, чтобы быть счастливым, здоровым и чтобы он в конечном итоге вышел из тюрьмы. Следующие несколько часов были проведены в обсуждении его жизни до лишения свободы, гонок по мотокроссу и суперкроссу, жизни в тюрьме, убийства Томпсонов, и его попытки затеять новый судебный процесс. Он не читает никаких журналов о мотокроссе, говорит, что они напоминают ему о том времени, когда он был промоутером.

Его день начинается в 6:30 утра, он забирает свой завтрак из столовой и идет обратно в камеру, где его ждет сокамерник Эдди. Его предыдущий сокамерник угрожал убить его, если он еще раз разбудит его так рано, и не позволял Гудвину печатать на его электрической пишущей машинке, когда он присутствовал в комнате. Так что Гудвин счастлив видеть Эдди и утверждает, что они тратят много времени, изучая книги по праву, чтобы затеять новый судебный процесс. После обеда в своей камере он проводит остаток вечера печатанием юридических сводок и ложится спать, как правило, за полночь. В тюрьме, как и в «нормальной» жизни, правят деньги, и Гудвин смог заработать дополнительные средства, делая юридическую работу для других заключенных. Он никогда не выходит в тюремный двор для физических упражнений, сказав, что даже за $100 его могут убить, и что его враги с удовольствием заплатили бы эту сумму за его гибель.

На свидании в тюрьме High Desert: Том Уайт, Майк Гудвин, Брион Фарнсворт и Ларри Хаффман

Гудвин утверждал, что он не виновен в убийстве Томпсонов и никого не нанимал для этого. По его словам, у Микки Томпсона было много врагов, и Томпсоны были убиты в результате ограбления, так как незадолго до смерти приобрели золотые монеты на сумму в $250.000. Хотя в свидетельских показаниях было написано, что двое «черных» мужчин на велосипедах были замечены на месте убийства, Гудвин утверждает, что есть еще один свидетель, который видел двух белых людей на велосипедах, перевозящих белые сумки на велосипедной дорожке позади дома Томпсона сразу после совершения преступления. А затем они погрузили велосипеды и сумки в фургон на стоянке недалеко от дома Томпсонов.

Гудвин также упомянул еще одну теорию заговора о том, что Томпсону угрожала банда мотоциклистов, связанная с убийством сына мэра Коллин Кэмпбелл, Скотта. Скотт Кэмпбелл был убит из-за срыва сделки по торговле наркотиками. Его заманили двое мужчин, Ларри Коуэлл и Дональд Димасио, чтобы лететь с ними в Фарго, Северная Дакота. Ему сломали шею, а тело выбросили из частного самолета где-то над Тихим океаном между Лос-Анджелесом и островом Каталина. Майк Гудвин долго говорил о Коллин Кэмпбелл и мести, чтобы посадить его в тюрьму. Ни для кого не секрет, что у Кэмпбелл большие связи, она бывший мэр и до сих пор активно участвует в политике. По словам Гудвина, ее влияние мешало ему получать справедливое судебное разбирательство и это влияние распространилось вплоть до судьи, прокурора, а также детективов, расследовавших дело.

Майк Гудвин был абсолютно убежден в том, что он выйдет из тюрьмы в следующем году (когда мы были у него ему было 66 лет, сейчас 71). Он каждый день пишет жалобы и считает, что за 240 лет существования правовой системы в Америке, он является единственным человеком, который был признан виновным в убийстве первой степени без реальных убийц, когда-либо идентифицированных или найденных, и не хочет провести остаток своих дней в тюрьме.

Том Уайт добавил также: «Я не знаком с Коллин Кэмпбелл лично, я знал Дэнни, сына Микки и Труди Томпсонов. Я не уверен на все 100%, что Гудвин говорит правду, но если хоть 5% от того, что он говорит - правда, и если новый процесс все же состоится, то есть вероятность, что наш спорт наконец-то «очистится» от этого черного пятна на страницах своей истории».

Текст подготовил Роман Мишенев





Мотоспорт, История,


Назад к списку новостей

Яндекс.Метрика